August 19th, 2008

Растаманский народный бобёр

Игра на понижение, огонь на поражение

У вас есть запасной аэродром? Да почти наверняка есть. Он есть даже у меня, хотя это скорее не аэродром, а такая осыпающаяся землянка. Вроде той, в которой бабушкин брат партизанил против немцев перед тем, как пришли наши и забрали его в штрафбат. Он погиб под Прагой.

Этот пост только отчасти про войну. Он скорее про «ответ за базар». Про ответственность.
Вот как оно бывает в «дискуссиях» и вообще при общении – видишь, что человек несёт какую-то совершенно феерическую дичь, которая ни в одни ворота не влазит, и удивляешься – а чего это он? Неужели его карме за это ничего не будет?!
И оказывается, что не будет.
Потому что так устроен его мир. В котором за спиной маячат если не крепкие стены-опоры, то по крайней мере бомбоубежища.

Кстати, о бомбоубежищах. Вот есть такая страна – Швейцария. Так каждый швейцарский домовладелец (по крайней мере, из старых) считает своим долгом выстроить бомбоубежище. Даже у самого профессора Ландольта оно есть. Денег стоит - уйму, и, как любая пурга, за которую уплочено, составляет предмет гордости хозяина.
Тут, неподалёку от Альмы-матер, тоже есть Один Бункер. Именно благодаря тому, что во времена тов. Сталина (кол ему в гроб) КГБ решило, что Бункер важнее Университета, на его (У.) достройку не хватило средств, территории за Ломоносовским проспектом так и не были освоены тогда и осваиваются лишь теперь, причём осваиваются преимущественно элитными жилыми домами.
Конечно, все говорят, что на случай войны в Бункере для сотрудников А.-М. зарезервировано аж целых пять тыщ мест. Но (на минуточку) только годовой набор студентов уже давно больше 10000. Плюс сотрудники, плюс аспиранты, плюс обслуживающий персонал, в конце концов.
Я-то уж точно туда не попаду.
Но дело не в этом.
Дело в том, что какая-нибудь Главная Падла, имея за спиной такое сооружение, может совершенно спокойно начать эту самую войну. С тем, чтобы, спрятавшись, умереть не сразу, а одним из последних. Аж через целых три-четыре года.

И вот что я по этому поводу думаю. Бомбоубежища необходимо разрушить. Это - единственный способ заставить всяких расчётливых шишек (с какой бы стороны придуманных ими же границ они ни тусовались) понять, что бежать им, по сути, некуда. Что война - это смерть не "сферическая в вакууме", а настоящая, из крови и костей и, с некоторой вероятностью, их собственная. Чтобы они, наконец, гораздо чаще отмеряли и гораздо реже резали.
Впрочем, это касается не только войны и не только генералов.

Я не буду готовиться к войне. Я не буду копать бомбоубежище, учиться стрелять или расставлять мины. Резон простой - ведь если что, то меня убьют всё равно. Если что, то те, кто сидит в бункерах, просто-напросто убьют нас всех. Но если ничего такого не случится, то время, потраченное на это всё, будет просто-напросто просрано. Я за оставшуюся часть жизни не успею чего-то значительно более важного, чем любой ценой выжить.
Я не солдат, я не патриот. Я умею только сажать деревья. Я умею только продлять вечность.

Я занимаюсь любовью, а не войной.
Я занимаюсь любовью, а не войной.
Я занимаюсь любовью, а не войной.
Я занимаюсь любовью, а не войной.
  • Current Music
    …и всё, что там ещё у них есть.