March 9th, 2006

Растаманский народный бобёр

АЗ ЕСМЬ ПЕЧАЛЬ.

Праздник кончился.

Я видел женщин с огромными букетами цветов в руках. Букеты были подставлены двенадцатиградусному морозу. Букеты были подставлена завистливым взорам соседок по вагону метро, у которых в руках были другие букеты. Букеты были везде, но я не видел радости в глазах их хозяек. Лишь зависть, усталость да пьяный смех.
Нарциссов не вёз никто. Нарциссы, что цветут весной в садах Кавказа, кто принесёт на далёкий север ваш запах?
Но на самом деле вы просто не зацвели. Просто эта бешеная северная зима пришла в край, где раньше осень превращалась прямо в весну. Где цвёл миндаль, мандарины и подснежники. Где росли каштановые леса.
Вас всех больше нет. АЗ ЕСМЬ ПЕЧАЛЬ.
Кто принесёт весть о весне, кроме птиц, что волей безумных шаманов предназначены в жертву демонам?
Крылья Свободных несут их навстречу северной гибели и несут гибель северян с собой. Весна, что должна придти, я забыл, что ты такое. Счёт дней говорит слова «март» и «девятое». Термометр говорит знак «вторая чёрточка снизу от чёрточки Десять». Радио говорит: «Дополнительный Тридцать Восьмой…»
People tell, I’m dreamer… Я же забыл, как верить в весну. АЗ ЕСМЬ ПЕЧАЛЬ.

В переходе метро празднично одетые в белые воротнички женсчины-менты с матюками гоняли столь же празднично увешанных букетами женсчин-торговок. Впрочем, гоняли не то чтобы сильно. Мент – мущщина отобрал (но вдруг всё же купил, а?!) у торговки игрушку - лающую китайскую собачонку (хорошо хоть, что не ползающего-и-стреляющего-спецназовца-в-маскхалате…) и вышел передо мной, взлохмачивая ей чёлку. Но я всё ещё не видел ни одного букета пахучих кавказских нарциссов, о горе…
В следующем переходе скорбная почти-бабушка в очень поношенном пальтеце пронзительным голосом пела романс. Кидать монетку к ней не подходили. В подошедшем вагоне метро деффачки с воздушными шариками пытались передразнить её, но забыли слова и долго смеялись просто так.
…а на выходе из метро, под лестницей, безногий инвалид просил поднять его наверх. Холёные кросавчеги со своими fuckable деффачками в лучшем случае брезгливо косились на него, но обычно исключали факт его существования из своей, заботливо взращённой, правильной, такой личной и уютной вселенной. Лишь минут через пять мы подняли его на пару с одним молодым то ли панком, то ли гопником. Водитель троллейбуса не открыл ему заднюю дверь.
Всяк желающий быть счастливым в одиночку, в персональном мирке, получит своё одиночество полною мерой. Умирают всегда в одиночку, кросавчеги.

«Весна». Аш Пять Эн Один. АЗ ЕСМЬ ПЕЧАЛЬ.