October 31st, 2005

Растаманский народный бобёр

Мистический смысл похода Пуха и Пятачка за мёдом с воздушными шарами.

Как известно, важным эпизодом эпоса о культурных героях Винни-Пухе и Пятачке выступает эпизод т. наз. «похода за мёдом».
Суть этого эпизода вкратце сводится к тому, что герой Винни-Пух (далее, как и в тексте эпоса, называемый «Пух») находится в состоянии поиска мёда. О присутствии мёда Пух узнаёт благодаря производимому пчёлами жужжанию, однако пчелиный улей оказывается расположенным слишком высоко на дубе. Герой Пятачок* предоставляет герою Пуху магический предмет «воздушный шар», цвет которого в большинстве источников описывается как синий. При помощи «воздушного шара» Пух обретает способность подняться в крону дуба (вероятно, священного), где и расположен пчелиный улей. Заявленной целью Пуха является похищение у пчёл мёда, однако с этой задачей он не справляется. Пятачок, в свою очередь, осуществляет сначала выстрел в пчелиный рой, а затем ценой уничтожения «воздушного шара» возвращает Пуха на землю.

Конечно, в первую очередь нужно отметить, что этот эпизод непосредственным образом замкнут на теме мирового древа, в роли которого выступает дуб, наделённый эпитетом «высокий-превысокий». Это может означать, что здесь описан мотив путешествия героя в верхний мир, в котором расположена крона мирового древа. В дохристианской североевропейской мифологии дуб имеет функции как мирового древа, так и небесных врат, а также обители божеств (в части скандинавских источников Иггдрасиль, традиционно считаемый ясенем, назван именно дубом). На связь полёта Пуха за мёдом с путешествием по Иггдрасилю указывает и то, что во многих скандинавских мифах Иггдрасиль описан как пропитанный священным мёдом. Связь же пчёл с дубом как деревом бога-громовержца отмечена и в германских, и в славянских мифах. Исходя из этого, понятным становится поведение Пятачка, стремящегося умилостивить пчёл – слуг громовержца – магическим ритуалом хождения с зонтиком и повторением заговора «Тц, тц, тц - кажется, дождь собирается».
Пух, висящий под «воздушным шаром», символизирует собой сразу несколько образов. С одной стороны, мотив подвешивания в кроне священного древа напоминает нам об Одине, таким способом приобретавшем мудрость. С другой стороны, Пух, предварительно ритуально вывалявшийся в грязи и напевающий «тучкину песню» стремится уподобиться облаку, что также напоминает об испрашивании милости у бога-громовержца. Синий цвет «воздушного шара», в свою очередь, должен свидетельствовать о связи этого артефакта с верхним миром.
Целью Пуха является добыча у пчёл мёда, однако было бы крайне ошибочным считать, что мёд играет здесь роль простого продукта питания. Высокая степень организованности пчёлиного общества, сот и, соответственно, мёда, делает этот последний символом мудрости и поэзии как важных проявлений упорядоченности мира. Ещё со времён Древнего Египта берёт своё начало также образ мёда как квинтэссенции накопленной царской мощи – своего рода материального аналога полинезийской «маны». Однако наиболее вероятно, что Пух, пытаясь добыть мёд, стремится не к земной мощи и не к постижению мудрости, а именно к поэтическому идеалу. В тексте сказания именно Пуху принадлежит большинство стихотворений, однако сам герой при этом считает свой талант несовершенным.
Неудивительно, что Пух в результате не может добыть мёд – дело в том, что система ценностей этого героя не является подчинённой идее порядка, который как раз и символизирует образ пчелиного улья. (Подробнее система ценностей и ситуативное поведение Пуха исследовано в классическом собрании комментариев «Дао Пух Цзин»). Однако, никто из прочих героев саги не проявляет способности к путешествию по мировому древу, и священный мёд, таким образом, остаётся недоступным для всех.
Мотив выстрела Пятачка в рой пчёл, а затем в «воздушный шар» непосредственным образом перекликается с ритуалом, фигурирующем в гимне Каллимаха, исполнявшимся в мистериях Артемиды Эфесской (выстрел в улей связывается с обузданием дикого роя). Необходимо помнить при этом, что Артемида является в первую очередь божеством охоты, и лишь во вторую – покровительницей пчёл. Поэтому можно предположить, что при помощи магического взаимодействия с пчелиным роем Пятачок не столько помогает Пуху вернуться в земной мир, сколько готовится к охоте на хтоническое чудовище - Слонопотама. Сама охота на Слонопотама описана в одном из следующих эпизодов сказания, однако отметим, что и там фигурирует образ мёда - герои используют его в качестве приманки для чудовища. Впрочем, очевидно, что этот мёд не несет на себе такой смысловой нагрузки, как магический мёд, оставшийся на «высоком-превысоком дубе».

Бросается в глаза прежде всего многоплановость этого эпизода - в нём довольно чётко проявляется взаимопроникновение различных мифологических традиций, что с большой вероятностью даёт современным исследователям право считать версию, изложенную в единственном известном нам письменном источнике - книге сказаний «Vinni Puhus et alter omniae», - лишь позднейшим отражением значительно более древней легенды.

Примечание:
* - Пятачок фигурирует в вербально-графической традиции. В письменной же традиции спутником Пуха в этом фрагменте цикла выступает не Пятачок, а Кристофер Робин. Однако, современные исследования заставляют нас думать, что Кристофер Робин введён в сказание несколько позднее, чем остальные его герои. На это указывает как его имя («Кристофер», несомненно, происходит от «Христофор», т. е. указывает на влияние христианской традиции; «Робин» же является, вероятно, напоминанием о средневековом разбойнике Добром Робине), так и роль в повествовании. Она сводится в основном к функции верховной власти – Кристофер Робин выступает в роли судьи и инициатора «приключений» - т. е., по всей вероятности, крестовых походов. Это даёт повод датировать включение Кристофера Робина в повествование периодом не ранее начала царствования короля Иоанна I.
Растаманский народный бобёр

Та-а-а-ак...

Ну и нафига, спрашивается, достойный и уважаемый наш chieffa снёс журнал?!
Это что, хеллоуин действует, что ли?

Апдейт, кажется врубившись в причину. Это что, и на "Лос Микробиос" меня теперь никто не пропинает пойти?!