Телерадио патриотов Зимбабве (beaver_cherokee) wrote,
Телерадио патриотов Зимбабве
beaver_cherokee

Первая история о Дваждыживущем. Рождения.

Он начинал рождаться во второй раз.
Второе рождение, как это известно всем, требует неподвижности, и он, замерев на стебле в ожидании начала Последней Линьки, вспоминал свою первую жизнь.


Как и все живые, родился он из яйца, и произошло это, конечно, на дне. В то время был свет, и он видел, что кроме него из соседних яиц родилось ещё несколько существ. Размером они были точно такими же, как и он сам, а потому съесть их было нельзя. Они разошлись на свою первую охоту в разные стороны, медленно переставляя свои ноги по тонким зелёным побегам. Светлое время, однако, быстро сменилось темнотой, и недавно родившийся Дваждыживущий ощутил себя тем, кем он и был – маленьким, голодным, беззащитным существом в огромном непонятном мире. Он не мог видеть, но чувствовал, что рядом проплывали какие-то чудовищно огромные существа. Что-то подсказало ему не шевелиться, и он замер до нового света. Наставший, наконец, свет проникал откуда-то сверху, он был поначалу робким и зелёным, но вскоре стал ярким. Тогда Дваждыживущий снова смог видеть. Вскоре ему повезло – мимо рывками проплывало существо раз в пять меньше него. Он приготовил свой рот к броску и, когда оно подплыло ещё ближе, часть рта отделилась от головы и поймала первый обед Дваждыживущего. После этого добывать еду было проще – при свете нужно было незаметно красться и охотиться, а в сменяющей свет темноте – затаиваться и ждать, когда мир снова заглянет в глаза.

К спине Дваждыживущего прилила кровь, распирая его оболочку. Это было похоже на все линьки, что уже были, но было и что-то новое. Кроме новой оболочки , под старой было и что-то ещё.

Время шло, Дваждыживущий охотился и не становился добычей сам. Его же добычей становились самые различные существа – плавающие и ползающие по тем опорам, где он затаивался, круглые и длинные, с ногами и без, иногда похожие на него самого, а иногда совсем загадочные – твёрдыми они были не снаружи, как он сам, а изнутри. Их даже нельзя было съесть целиком – середину нужно было выбрасывать. Несколько раз существа, которых он, было, поймал, вырывались и даже нападали на него сами. Иногда и он чуть было не становился обедом для себе подобных. Так он научился разговаривать и узнал многое о мире. После поединков ему рассказывали, что место, где они живут – это Средний Мир, лежащей между Плотным Миром и Светлой Пустотой. В Плотный Мир можно было зарываться, хотя мало кто из существ мог это делать в совершенстве. Они были длинными, мягкими и наиболее вкусными. Светлая Пустота лежала над поверхностью мира, и лишь немногие, самые быстрые и твёрдые существа, могли уходить туда и приходить оттуда.
Постепенно становилось холоднее, света было всё меньше, а темноты больше. Двигаться было всё труднее, есть не хотелось совсем. Многие существа покинули мир, уйдя в Пустоту, другие же пришли из Пустоты, отложили яйца и умерли. Дваждыживущий, как и многие, приблизился к Плотному Миру, и когда граница между их обитаемым миром и Пустотой стала твёрдой, заснул.

Старая оболочка раскрылась на спине, и Дваждыживущий начал медленно и осторожно вылезать из неё, вытаскивая и нечто непонятное, что, едва он освободил его из оболочки, повисло вниз и начало разворачивать складки, в которые было собрано раньше..

Когда тепло и свет вернулись, Дваждыживущий проснулся. Вскоре он уже охотился, а затем наступило время Третьей линьки. После неё он стал гораздо крупнее, и начал охотиться на странных чёрных существ, которые в изобилии населили к тому времени мир. Встречаясь с себе подобными, он понял, что это – Цельные. Чем они отличаются от всех остальных, он уже понял сам – именно они были снаружи мягкими, а внутри твёрдыми. Были и другие Снаружи Мягкие, на них он охотился в прошлом теплом времени. Но сейчас они были или слишком мелкими, или такими, что стали твёрдыми и изнутри, и снаружи. Их уже не мог съесть не только Дваждыживущий, но и никто из подобных ему существ. Наоборот, он понял, что ужасные огромные существа, гроза всех обитателей мира, кроме самых твёрдых, были именно выросшими Цельными. Покрытые пластинами твёрдости, они поедали всех, кого только замечали. Несколько раз он видел, как Цельные съедали и подобных ему самому существ, а потому стал ещё осторожнее.
Несколько раз он видел, как разные существа откладывают яйца - это, как рассказали ему, были матери. Видимо, матери когда-то были у всех, даже у Дваждырождённых и Цельных. Что-то говорило ему при этом, что он сам – не мать. Между тем чёрные Цельные сначала слишком выросли, чтобы быть добычей, а потом отрастили ноги и отправились в Пустоту.

То, что было за спиной у Дваждыживущего, расправлялось и поднималось у него с боков. Своими новыми глазами он видел, что оно тонкое, беловатое, покрытое жилками, но быстро становящееся твёрдым и прозрачным.

Другие существа рассказали Дваждыживущему и о том, что такое смысл жизни. Оказывается, каждая линька приближает существо к состоянию Дробности. С каждой линькой у живых существ становится больше сегментов, многие даже увеличивают число глаз и ног. Поэтому наивысшей Дробности достигают те, чьё тело наиболее сложно устроено. А те, кто после Последней Линьки может жить одновременно в Трёх Мирах (встречались и такие), достигают Совершенной Дробности.
Цельные, которых Дваждыживущий по привычке называл Снаружи Мягкими, видимо, не могли достичь Истинной Дробности. Конечно, ведь у них даже не было сегментов, не говоря уже о том, что никто никогда не видел Цельного линяющим. Вполне вероятно, что существа, которые не линяют, да к тому же носят свою твёрдость внутри, даже не были по-настоящему живыми.
Наступила Четвёртая Линька, а вскоре после неё пришло и второе Холодное время. Когда оно закончилось, Дваждыживущего неудержимо потянуло к Пустоте. Однажды он поднялся к поверхности и нашёл место, где сходились Три Мира (Это было просто – нужно было всего лишь передвигаться по Плотному Миру вверх). Потом он нашёл уходящий в Пустоту стебель травы и начал подниматься к тому месту, где держался сейчас.

Тело Дваждыживущего стало тонким и динным. Его поверхность постепенно затвердела и приобрела блестящий сине-зелёный цвет. В сознании дваждыживущего появилось слово «Крылья!». В Пустоте ещё не успело стемнеть («Надо же, здесь тоже бывает темно!» - подумалось ему), как крылья задрожали, напряглись и понесли Дваждыживущего над поверхностью его прежнего мира.
Он родился во второй раз.


Примечание:
Перед написанием в голове автора не построено ни одной восковой ячейки. Первоначальный замысел разворачивался так, как образуют эти самые шестигранные ячейки мыльные пузыри – то есть совершенно самостоятельно. Ум играл лишь роль трубочки для их выдувания.
Tags: притчи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments